Банды

Сегодня они солнцевские, завтра ореховские…

Так повелось – стоит МУРу «зацепить» банду или организованное преступное сообщество, как за ним на липкой ленте тянутся такие сюрпризы, что у оперов глаза на лоб лезут.

Уже быльем поросла притча о том, как МУР громил одну из первых организованных групп Крючкова – Ламиташвили в Люберцах. Кровожадную группировку ликвидировали, но вслед за ней пришлось громить одну банду за другой. Следы к ним вели от уничтоженной «организации» Крючкова.

Корневая система преступного мира настолько переплетена, что условное деление на географические группировки – скорее, в помощь самим оперативникам в кодированной топонимике уголовных связей, чем четкие определения границ преступных образований. Да и сами члены уголовных коллективов не всегда в состоянии разобраться, к какой ударной дружине они принадлежат. Их узко эгоистичные интересы ограничены приказами бригадиров. О том, кто стоит за начальниками-распорядителями и в чьих интересах эти приказы отдаются, им нет никакого дела. Сегодня они солнцевские, завтра ореховские, если потребуется, «в рабочих целях» назовут себя хоть астраханскими.

И в то же время историческая канва преступных каналов все же существует и, как это принято в любой человеческой деятельности, даже противозаконной, есть характерные приметы всех этих паразитических наростов общества, что опять-таки помогает в оперативно-розыскной деятельности детективных служб. Теперь уже не только в России, но и за рубежом.

Полиция Запада поневоле усваивает непривычную географию районов российской столицы, придавая в переводе на свои языки названиям бандитских «орденов» свою лингвистическую окраску. Скажем, наших солнцевских итальянские карабинеры перекрестили в «бригады Солнца»… Уже по этому можно судить, как на Западе глубоко вошли в местную преступную среду российские мастера плаща и кинжала, если тамошние полицейские службы вынуждены искать им место в квалификационном делении наряду с мафиями мира. Британский королевский высший суд в Лондоне ввел в процессуальный оборот при рассмотрении проблем, связанных с выходцами из России, понятие «крыша».

Но если европейские и американские детективы скрупулезно выясняют взаимодействие межнациональных преступных сообществ в их странах, то в Россию пока криминальные «инвесторы» Запада «вкладывать» свои активы так же не торопятся, как неохотно это делают распорядители чистых капиталов. Видимо, даже криминальная экономика нашей страны не соблазнительна для грязных денег международных мафиозных структур. А преступные общаки имеют ту же тенденцию перекочевывать в офшоры, как и деньги российских олигархов. Собственно, олигархические капиталы по природе малоотличимы от общаков преступных сообществ…

Поэтому в России оперативно-розыскные действия направлены на ликвидацию прежде всего родных преступных монополий, что выстроились в длинную цепочку уголовных фирм, банков, ресторанов и просто повязанных общими интересами невидимых компаний теневого мира. От очередного трупа – к транснациональным связям, такова сегодня обычная цепочка расследований, что ведут оперативники, работающие по крупным организованным группировкам.

МУР в середине 1990-х начинал с трупов, которыми курганские усеяли Москву. Затем сыщики вышли на орехово-борисовских, к двадцати восьми курганским мертвецам добавились еще тридцать пять ореховских. После впечатляющего разгрома ореховоборисовских корифеев перед сотрудниками МУРа замаячили имена лидеров медведковской ОПГ.

Сегодня все они кажутся флагманами уголовной стихии России периода варварских реформ. Кто будет следующим – покажет время

Книга «Ореховские круче Сицилийских»

Источник

Похожие статьи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Кнопка «Наверх»